https://lawjournal.spbu.ru/issue/feed Вестник Санкт-Петербургского университета. Право 2020-03-31T16:43:29+03:00 Николай Геннадьевич Стойко (Nikolay G. Stoyko) law_vestnik@spbu.ru Open Journal Systems <p>«Вестник Санкт-Петербургского университета. Право» — научно-теоретический рецензируемый журнал, обобщающий результаты исследований по публичному и частному&nbsp;праву.</p> https://lawjournal.spbu.ru/article/view/4547 Закон об информации в эпоху больших данных 2020-03-31T16:43:29+03:00 Эльвира Владимировна Талапина talapina@mail.ru <p>В статье исследуются положения Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» применительно к формированию цифровой экономики. Через сравнение частноправового и публично-правового подходов к регулированию информационных отношений автор приходит к выводу, что данные в цифровой форме, обрабатываемые с большей скоростью и в больших объемах, предполагают иную логику регулирования. Конструкция доступа к информации, реализуемая в рамках субъективного права, ориентирована на целевые запросы, что малоэффективно в цифровых условиях. Российское государство уже создает открытые данные, но скорее для формального исполнения закона, хотя главное их предназначение — свободное повторное использование этих данных субъектами предпринимательства, гражданами, институтами гражданского общества в целях получения новых данных, новых продуктов. Именно элемент взаимодействия с обществом упускается из виду, как и в случае с транспарентностью. Транспарентность как принцип, утвердившийся в публичном праве, преодолевает даже индивидуализм права частного, подготовив по умолчанию почву для принципа открытости, свойственного эпохе больших данных. Поскольку в Законе об информации практически не учтены особенности данных в цифровой форме, требуется модификация законодательства. Разумно протестировать Закон об информации в новых цифровых условиях в режиме «регулятивной песочницы», что позволит выяснить, какие нормы абсолютно устарели, какие нуждаются в модификации, а какие без проблем применимы к цифровым технологиям работы с данными. При этом довольно трудно обеспечить баланс публичного и частного права: в технический формат создания данных уже заложена цель, что нивелирует отличение публично-правовых отношений от имущественных и ведет к смешению публично-правовых и частноправовых регуляторов.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Эльвира Владимировна Талапина https://lawjournal.spbu.ru/article/view/4066 Искусственный интеллект в системе электронного правосудия при рассмотрении корпоративных споров 2020-03-31T15:44:33+03:00 Владимир Констинтинович Андреев andlaw@mail.ru Василий Андреевич Лаптев laptev.va@gmail.com Сергей Юрьевич Чуча laborlaw@igpran.ru <p>Тенденции развития современных общественных отношений свидетельствуют о желании использовать искусственный интеллект в области электронного правосудия. Сложившиеся представления о технологических аспектах работы искусственного интеллекта до конца не укладываются в правосознании как отечественных, так и зарубежных правоведов. Неготовность законодателя определять правовой режим работы искусственного интеллекта обусловлена отсутствием какого-либо опыта его использования. Внедрение искусственного интеллекта в жизнедеятельность общества покажет свои достоинства и недостатки лишь спустя долгое время. При указанных обстоятельствах прогнозирование механизмов правового регулирования работы машинного интеллекта представляется весьма условным. В статье исследуются возможные пути и правовые последствия внедрения искусственного интеллекта в систему электронного правосудия в России на примере корпоративных споров. Выбранная категория споров не случайна. При рассмотрении корпоративных споров искусственный интеллект позволит суду оперативно и достоверно установить существенные обстоятельства дела, проверить доводы участников процесса и, как следствие, значительно сократить время приятия объективного решения. В корпоративных спорах нередко требуется оценка добросовестности поведения участников корпоративных отношений вне зависимости от эмоционального и психологического факторов, влияющих, в частности, на работу судьи-человека. Понимание искусственного интеллекта как цифровой программы на базе заложенных ее разработчиками математических алгоритмов, вырабатывающей «новые» решения (машинное мышление), требует исследования алгоритмов его работы в суде, в том числе с точки зрения оптимизации судебного процесса и цели установления истины по делу. В работе разделяются две сферы применения искусственного интеллекта в суде при рассмотрении корпоративных споров: делопроизводство и общие вопросы судебного разбирательства; оценка доказательств и установление юридически значимых обстоятельств по корпоративному спору.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Владимир Констинтинович Андреев, Василий Андреевич Лаптев, Сергей Юрьевич Чуча https://lawjournal.spbu.ru/article/view/6307 Особенности правоприменения в условиях цифровизации общественных отношений 2020-03-31T15:44:34+03:00 Дмитрий Алексеевич Пашенцев dp-70@mail.ru <p>В статье вопрос о влиянии современных цифровых технологий на правоприменение рассматривается с позиций современной постнеклассической методологии, в первую очередь конструктивизма и антропоцентризма как направлений социологической юриспруденции. Правоприменительная деятельность исследуется в качестве механизма воспроизводства права — важного элемента конструирования социальной реальности. Показано, что определяющую роль в правоприменении играет субъект правоприменительной деятельности, действия которого детерминированы множеством факторов, в том числе его правосознанием. Цифровизация воздействует на индивидуальное и коллективное правосознание субъектов правоприменения, тем самым детерминируя характер и результаты правоприменительной деятельности. Цифровая реальность сказывается и на существующей в обществе системе ценностей, и на правоприменении. Также исследовано влияние цифровых технологий на правоприменительные процедуры и на юридическую технику. Прогнозируется значительное изменение данных параметров в связи с перспективным появлением цифрового закона как новой, более гибкой формы права. Цифровой закон станет интерактивным правовым актом, способным подстраиваться под запросы субъектов конкретных правоотношений. Он коренным образом изменит представления о юридической технике, так как будет создаваться с помощью цифрового краудсорсинга. В то же время применение норм цифрового закона несет определенные риски, которые также исследованы в статье. Еще одно важное направление воздействия цифровых технологий на правоприменение связано с автоматизацией и алгоритмизацией правовой сферы, так как внедрение цифровых технологий в правоприменительный процесс предполагает использование роботов и искусственного интеллекта. В связи с этим проанализированы проблемы и риски алгоритмизации права и наделения роботов элементами правосубъектности.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Дмитрий Алексеевич Пашенцев https://lawjournal.spbu.ru/article/view/3100 Гражданско-правовой статус предпринимательских объединений в условиях гармонизации европейского и российского законодательства 2020-03-31T15:44:34+03:00 Татьяна Владимировна Ефимцева tve-26@mail.ru Татьяна Владимировна Летута ltv10@mail.ru <p>В статье рассматривается проблема соотношения закрепленного в российском законодательстве подхода к определению коллективного субъекта права, признаков юридического лица и требований современного экономического оборота, а также практики правоприменения в России и Европейском союзе. Анализ законов о предпринимательских объединениях в России и актов Европейского союза, а также практики их применения позволяет выявить тенденцию распространения доктрины контроля и доктрины единого экономического интереса. В рамках этих доктрин возможна эффективная защита корпоративных интересов юридических лиц, входящих в состав предпринимательского объединения. Указанные особенности необходимы и достаточны для функционирования предпринимательских объединений в качестве самостоятельных субъектов и в России, и в Европе. Концепции юридического лица, его гражданского статуса и правосубъектности важны только для разрешения договорных споров. Как показывает практика применения корпоративных норм, статус юридического лица в отношении компаний, входящих в предпринимательское объединение, становится обременением, которое препятствует, с одной стороны, эффективному ведению бизнеса, с другой — государственному контролю над финансовой, налоговой и конкурентной деятельностью участников экономического оборота. С учетом того, что каждый коллективный субъект присутствует как в сфере договорного регулирования, так и в сфере корпоративных отношений, нормы Гражданского кодекса РФ о классификации субъектов права, понятии и признаках юридического лица охватывают только один аспект жизнедеятельности коллективных субъектов и ограничивают их проявления в сфере корпоративных отношений. Предлагается расширить представление о коллективных субъектах частного права. Доказывается практическая целесообразность наделения предпринимательских объединений гражданско-правовым статусом.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Татьяна Владимировна Ефимцева, Татьяна Владимировна Летута https://lawjournal.spbu.ru/article/view/5538 Содействие нотариата судебной реформе 2020-03-31T15:44:35+03:00 Дмитрий Ярославович Малешин Dmitry.maleshin@gmail.com <p>Ускорение и упрощение гражданского процесса находятся в числе ключевых задач, заявленных авторами текущей судебной реформы. Один из путей их решения — снижение нагрузки с судей. Роль нотариата при проведении судебной реформы недооценена, хотя он способен устранить многие текущие проблемы судебной системы путем передачи ряд дел в особом и приказном производстве в ведение нотариата, а также расширения перечня юридических фактов, подлежащих удостоверению нотариусом, и перечня оснований для совершения нотариусом исполнительной надписи. С учетом бесспорного характера и отсутствия признаков правосудия в особом и приказном производствах нет ни теоретических, ни практических препятствий для передачи этих дел в ведение нотариата. Более того, в связи с лучшей доступностью нотариусов, а также сроков нотариального производства осуществление такой деятельности нотариусами может быть более эффективным, чем судом. Снижению нагрузки на судей способствует также обеспечение нотариусами доказательств для представления в гражданском процессе. Действующее законодательство содержит, по сути, только декларативные нормы, предоставляющие возможность нотариусам обеспечивать доказательства. В статье предлагается более детальное правовое регулирование. Действующий порядок, заключающийся в простой отсылке нотариусов к статьям Гражданского процессуального кодекса РФ при совершении ими нотариальных действий по обеспечению доказательств, представляет собой законотворческий нонсенс и должен быть пересмотрен в кратчайшие сроки. Необходима самостоятельная нотариальная процедура обеспечения доказательств, отражающая как правовой статус нотариуса, так и специфику нотариальной деятельности.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Дмитрий Ярославович Малешин https://lawjournal.spbu.ru/article/view/6946 Актуальные проблемы ликвидации незаконного бенефициарного интереса в рамках административно-правового регулирования налоговой сферы в Российской Федерации 2020-03-31T15:44:35+03:00 Мария Анатольевна Новоселова m.a.novoselova@utmn.ru <p>В статье описывается построение модели (пирамиды) причинно-следственных связей, которые возникают в результате срабатывания механизма налогово-правового регулирования. Проведен анализ особенностей применения риск-ориентированного подхода к осуществлению контрольно-надзорной деятельности налоговых органов с учетом использования ими новейших программно-аналитических комплексов. Предложено направление совершенствования механизма административно-правового регулирования, призванного повысить эффективность налогового администрирования и сократить вероятность появления рисков причинения вреда интересам государства. Данное направление непосредственно связано с установлением принципа персонификации юридической ответственности применительно к физическим лицам — фактическим либо номинальным (подставным) должностным лицам, представляющим интересы налогоплательщиков, в результате действий которых (физических лиц) была реализована схема получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды. Применение административной ответственности к указанным лицам, насколько можно предположить, позволит повысить эффективность действующего механизма правового регулирования применительно к рассматриваемой сфере общественных отношений. Кроме того, показаны целесообразность изменения размера санкции за совершение соответствующих правонарушений должностными лицами и ее ранжирование в зависимости от формы вины. Представляется, что механизм налогово-правового регулирования с использованием риск-ориентированного подхода будет эффективно работать не только и не столько на идентификацию и устранение рисков причинения вреда интересам государства, появляющихся вследствие совершения лишенных деловой цели хозяйственных операций. В результате последовательного формирования, совершенствования и применения механизма с учетом того, как он работает в каждом из индифферентных методологических рядов (юридическом, психологическом, социологическом, историческом, политическом), под воздействием на объект правового регулирования указанной юридической конструкции «заработают» психологические, социологические и, наконец, исторические факторы, которые позволят более эффективно предотвращать появление самого бенефициарного интереса фактических выгодоприобретателей, удовлетворяемого ими незаконными способами, а не только устранять последствия их неправомерных деяний.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Мария Анатольевна Новоселова https://lawjournal.spbu.ru/article/view/6966 Комплаенс как правовой инструмент минимизации рисков и профилактики правонарушений 2020-03-31T15:44:36+03:00 Владимир Федорович Попондопуло v.popondopulo@spbu.ru Дмитрий Анатольевич Петров d.petrov@spbu.ru <p>В статье рассматриваются понятие и юридическое значение комплаенса как системы мер, предпринимаемых субъектами предпринимательской деятельности и направленных на учет предпринимательских рисков и предупреждение возможных правонарушений. Результат предпринимательской деятельности не может быть гарантирован, поскольку зависит от множества внешних и внутренних факторов, объективных и субъективных причин, что предопределяет дискуссию о предпринимательском риске, его пределах и механизмах минимизации. Предлагается авторское определение комплаенса как системы управления рисками несоответствия между осуществляемой хозяйствующим субъектом деятельностью, с одной стороны, и нормами права, а также всеми иными значимыми для осуществления предпринимательской деятельности факторами — с другой. Внедрение системы комплаенса в деятельность хозяйствующего субъекта должно рассматриваться в качестве естественной потребности в рамках свободы предпринимательской деятельности, а сам комплаенс — как инструмент самоконтроля предпринимателя. Комплаенс не следует отождествлять с инструментами административного контроля. Принцип добровольности комплаенса диктует добровольность внедрения системы комплаенса, а обязательность применения комплаенс-процедур должна основываться на риск-ориентированном подходе как особом методе организации и осуществления внутреннего контроля, тяжести потенциальных негативных последствий. Критерием обязательности применения комплаенс-процедур может быть тяжесть потенциальных негативных последствий для конкуренции, а не разновидность организационно-правовой формы юридического лица или участие в его уставном капитале публично-правовых образований. Необходимо выработать принципы осуществления комплаенс-контроля и на их основе вводить соответствующие процедуры. В рамках коллективно осуществляемых действий в составе группы лиц головная компания такой группы обязана обеспечить единство подходов к организации комплаенса и нести ответственность за обеспечение его эффективности.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Владимир Федорович Попондопуло, Дмитрий Анатольевич Петров https://lawjournal.spbu.ru/article/view/4756 Regarding the issue of self-regulation development in a professional field of the Healthcare system: A doctor’s right rather than liability 2020-03-31T15:44:36+03:00 Stepan V. Firstov docsf@mail.ru Tatyana A. Seryak tanjatselischeva107@gmail.com Elvira A. Tselishcheva 302165@mail.ru Olga V. Dobrokhotova dobrohotovaov@mail.ru <p>There are several current Healthcare system issues of the Russian Federation in the article that should be considered including the professional liability of doctors, insurance for the liability of medical workers and professional non-commercial organizations’ development in health as well as self-regulated organizations. Nowadays, professional liability insurance is voluntary: medical workers have a right to insure any risks of their professional liability enshrined in the federal law on basic principles of public health in the Russian Federation. The development of professional liability insurance in health is hampered by the absence of a federal law on compulsory insurance for medical staff. Adoption of the relevant law would provide a huge impetus to the future of this insurance field. Moreover, one of the duties of medical organizations is insurance in case of harm to the life and (or) health of patients during the administering of medical services according to the federal law. One of the conditions for non-profit organizations to acquire the status of a self-regulated organization is additional property liability for all members involved (activities, services). Self-regulated organization has a right to implement such a method of ensuring property liability for members of the self-regulated organization, such as the creation of a system of personal and (or) collective insurance. Focusing on the above mentioned issues related to the need for legal and social protection of patients and medical staff involved in the process of providing medical care when the life or health of a citizen is harmed, the authors conclude that self-regulation mechanisms are of interest for the Russian Federation Healthcare system. There is also the experience of foreign professional communities discussed in the article.</p> <p>&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Stepan V. Firstov, Tatyana A. Seryak, Elvira A. Tselishcheva, Olga V. Dobrokhotova https://lawjournal.spbu.ru/article/view/2661 Концепция развития уголовно-исполнительной системы России в свете интерпретированных принципов европейской пенитенциарной практики 2020-03-31T15:44:36+03:00 Павел Владимирович Тепляшин pavlushat@mail.ru <p>В статье на основе исследования европейского опыта исполнения уголовных наказаний предлагается дополнить отечественную уголовно-исполнительную политику рядом принципов, среди которых: 1) синхронизация действующего уголовно-исполнительного законодательства с естественными и неотчуждаемыми правами, свободами и законными интересами осужденного путем их прямого или косвенного закрепления в уголовно-исполнительных нормах; 2) взаимный учет интересов личности, общества и государства; 3) целесообразность, исключающая приоритет каких-либо политических целей и конъюнктурного правового конформизма в процессе использования европейского пенитенциарного опыта; 4) системность, предполагающая четко определенную временную последовательность издания и реализации как материальных, так и процедурных норм в сфере обращения с осужденным; 5) соотносимость юридической силы нормативных и подзаконных правовых норм; 6) согласованность, позволяющая избежать дублирование и противоречия между национальным и международным правом с точки зрения социально-экономических возможностей реализации соответствующих стандартов. Сквозь призму этих принципов анализируется и критикуется Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г. Показывается, что не учитывается тенденция роста среди обращений осужденных в Европейский суд по правам человека жалоб, связанных с тем, что установленные режимные требования нарушают ряд конституционных прав этих лиц и положения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. По мнению автора, требуется пересмотр отечественных концептуальных основ режима, который в настоящее время продолжает выражать в первую очередь карательные притязания государства к осужденному лицу. Указывается, что положения Европейских пенитенциарных правил по различным причинам далеко не в полной степени реализуются в западных тюремных системах и поэтому следует крайне осторожно интерпретировать их в законодательных конструкциях уголовно-исполнительного законодательства России. Делается вывод о возможности учета изложенных в статье критических замечаний при разработке Концепции модернизации уголовно-исполнительной системы (2021–2030 гг.).</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Павел Владимирович Тепляшин https://lawjournal.spbu.ru/article/view/5824 Внесудебное превентивное реабилитационное соглашение как способ предотвращения возникновения признаков банкротства 2020-03-31T15:44:37+03:00 Лариса Мастилович larisa.mastilovic@mail.ru <p>Ввиду отсутствия механизмов предотвращения банкротства до появления признаков банкротства в статье предлагается создать и внести в банкротное законодательство новый институт, который будет назван «внесудебное превентивное реабилитационное соглашение» (ВПРС), условием заключения которого было бы отсутствие признаков банкротства и цель которого состояла бы в предупреждении их возникновения в том случае, когда должник осознает скорейшее их возникновение и хочет избежать этого в добровольном порядке. Введение института ВПРС уменьшит количество судебных реабилитационных процедур (что улучшит качество их проведения) и уменьшит количество ликвидаций коммерческих организаций в рамках производства по банкротству, что является экономической целью каждого государства. Отсутствие ВПРС не дает юридический механизм, через который должник может реагировать вовремя (при первых признаках финансового кризиса), поэтому ВПРС более заблаговременный и тем самым более эффективный предупредительный институт, в отличие от предусмотренного ст. 30 и 31 Федерального закона от 26.10.2002 № 127 «О несостоятельности (банкротстве)», в соответствии с которыми предупреждается само банкротство. ВПРС предупреждает то, что предшествует банкротству, — наступление признаков банкротства. Этот институт будет первой попыткой создать внесудебный реабилитационный механизм, использование которого обусловлено отсутствием у организации просроченной задолженности, отвечающей признакам банкротства. Кредиторы в меньшей степени заинтересованы в восстановлении должника в рамках предупреждения банкротства (на момент, когда задолженность уже накоплена), чем в предупреждении наступления задолженности. Поэтому на законодательном уровне необходимо создать условия реабилитации для добросовестного должника, который сам этого желает, в том числе через строгое законодательство по банкротству в отношении должника, имеющего просроченную задолженность, отвечающую признакам банкротства. Подобная строгость будет поощрять добросовестное и профессиональное поведение руководства должника, выступающее условие.м успешного проведения реабилитационных процедур.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Лариса Мастилович https://lawjournal.spbu.ru/article/view/5473 Преступления, связанные с незаконным проведением искусственного прерывания беременности (аборта), в законодательстве зарубежных стран 2020-03-31T15:44:37+03:00 Владислав Владимирович Власенко VladVV26@mail.ru Ирина Николаевна Маркина ugolovnoe_pravo@list.ru Эстель Фохрер-Дедеурваердер estelle.fohrer-dedeurwaerder@ut-capitole.fr <p>В статье изложены результаты исследования норм уголовного законодательства определенных стран Европы (в том числе стран СНГ и Балтии) и Северной Америки, устанавливающих ответственность за различные деяния, связанные с незаконным проведением искусственного прерывания беременности (аборта). Выбор стран обусловлен развитостью их уголовного законодательства в исследуемой части (относится к государствам Европы и Северной Америки), а также единым историческим опытом и юридической схожестью соответствующих норм (относится к странам — участницам СНГ и странам Балтии). В настоящее время необходимо усилить правовую защиту жизни и здоровья женщины (прежде всего репродуктивного) в целях улучшения демографической обстановки в России. Одним из направлений такого усиления должно стать повышение эффективности уголовно-правовых мер, обеспечивающих охрану соответствующих благ от преступных посягательств, связанных с незаконным прерыванием беременности. Особую роль в этом направлении играет положительный зарубежный опыт противодействия подобным криминальным явлениям, который следует активно использовать при разработке изменений в российское уголовное законодательство. Принципиальная особенность уголовного законодательства рассматриваемых стран — прежде всего наличие ответственности за различные формы незаконного проведения искусственного прерывания беременности (аборта), связанные с нарушением условий и требований безопасности его проведения, а не только за одну его разновидность, как в российском уголовном законе, где установлена лишь ответственность лица, не имеющего высшего медицинского образования соответствующего профиля, что положительно отличает его от российского. Наличие в уголовном законодательстве рассматриваемых стран значительного количества разнообразных преступлений, связанных с незаконным проведением искусственного прерывания беременности (аборта) (самоаборт, содействие аборту, склонение к аборту, неуведомление о проведении аборта, попустительство аборта и т. д.), обусловлено прежде всего наличием достаточно узкого перечня легальных оснований проведения такого медицинского вмешательства, что, в свою очередь, представляет собой проявление ограничения свободы женщины в вопросах прерывания беременности.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Владислав Владимирович Власенко, Ирина Николаевна Маркина, Эстель Фохрер-Дедеурваердер https://lawjournal.spbu.ru/article/view/5306 Проблемы уголовно-правовых санкций в Китае: современное состояние и перспективы развития 2020-03-31T15:44:38+03:00 Чанхай Лун longchanghai@yandex.ru <p>Уголовный кодекс КНР 1997 г. предусматривает, что преступление может быть совершено в форме действия или бездействия. Понятие преступления основано на доктрине классической криминальной школы, считающей, что только поведение человека является объектом оценки уголовного права. Объектом наказания в уголовном праве Китая выступает такое поведение людей, которое наносит вред общественным отношениям. В соответствии с этим лицу, совершившему общественно опасное деяние, грозит уголовная ответственность, предусмотренная Уголовным кодексом. Уголовное наказание — основная форма реализации уголовной ответственности. Бурный экономический рост Китая сопровождается не только процветанием общества, но и беспрецедентными угрозами и проблемами. В случае возникновения новых проблем в современном китайском обществе требуется внесение необходимых изменений в китайское уголовное законодательство. Однако при использовании деяния (действия или бездействия) в качестве основного критерия возникает масса проблем. В соответствии с этим в Уголовном кодексе КНР постепенно закрепляются уголовно-правовые санкции, основанные на критериях опасного состояния. В 2011 г. «Поправки к УК КНР № 8» утвердили новый вид уголовно-правового запрета. В 2014 г. «Поправки к УК КНР № 9» включили в Кодекс норму о запрете заниматься профессиональной деятельностью. Эти две законодательные новеллы направлены не на наказание, они носят превентивный характер. Основными тенденциями реформы уголовно-правовых санкций Китая стали изменение традиционной модели уголовных санкций, в которой доминируют наказания, и добавление к ней системы мер безопасности.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Чанхай Лун https://lawjournal.spbu.ru/article/view/5485 Уголовно-правовая защита интеллектуальных прав в современном Китае: проблемы и пути их решения 2020-03-31T15:44:38+03:00 Дунмэй Пан pangnajia@mail.ru <p>По мере развития процесса глобализации в целом и экономической глобализации в частности экономическая ценность интеллектуальной собственности на международном уровне увеличивается, однако преступность в данной сфере во всем мире также продолжает расти. С учетом сложившейся ситуации в мире придается все большее значение охране прав интеллектуальной собственности в аспекте уголовного права в целях снижения уровня преступности и защиты таких прав. По мере того как современная китайская экономика переходит к новым нормам, роль прав интеллектуальной собственности становится все более очевидной, страна сосредоточивается на инновационных экономических преобразованиях и развитии. В 2015 г. в Китае опубликован План действий по углубленному осуществлению национальной стратегии защиты прав на интеллектуальную собственность на 2014–2020 гг., обнародованный Канцелярией Госсовета КНР. В данном документе впервые выдвинуты стратегические цели: повышение эффективности использования и защиты интеллектуальной собственности, а также создание мощной державы интеллектуальной собственности. В последние годы в Китае постоянно пересматривают и совершенствуют положения уголовного законодательства, регулирующие ответственность за нарушение указанных прав, с тем чтобы создать надежную систему уголовного законодательства в этой сфере. В то же время возникают новые проблемы и вызовы в области защиты таких прав. В статье представлены и проанализированы современное состояние и проблемы уголовно-правовой защиты интеллектуальной собственности в Китае, а также предложены способы совершенствования действующего законодательства.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Дунмэй Пан https://lawjournal.spbu.ru/article/view/5227 Новые тенденции и особенности развития системы гражданского процессуального права Китая 2020-03-31T15:44:39+03:00 Гун Нань gong525@163.com <p>Поправки к Гражданскому процессуальному кодексу КНР 2012 г. и Разъяснение Верховного народного суда КНР о применении отдельных положений ГПК КНР 2014 г. представляют собой еще один шаг на пути модернизации гражданского процессуального права Китая, направленной на создание справедливой, эффективной, авторитетной судебной системы. Генеральный секретарь КНР Си Цзиньпин выдвинул следующее требование к работе народных судов: «Приложить все усилия, чтобы люди почувствовали в каждом конкретном деле справедливость и правду», — таковы цель борьбы и стратегическая задача работы народных судов, а также чаяние всего китайского народа. Принятие изменений в ГПК КНР, а также разъяснений Верховного народного суда КНР и их реализация имеют большое значение для правильной, единообразной, строгой и эффективной реализации новой редакции ГПК, для обеспечения равенства процессуальных прав, гарантии законности и справедливости правосудия. Эти меры также способствуют развитию экономики и общества, обеспечению гармонии и стабильности в обществе, более решительному построению социалистической системы правопорядка с китайской спецификой и социалистического правового государства, формированию положительного имиджа суда и повышению авторитета судебной власти. Реформирование ГПК соответствует тенденциям интернационализации гражданского процесса, в рамках которой происходит конституциализация права на иск, что конкретизирует теорию доступа к справедливости. В целях более эффективного обеспечения права граждан на доступ к справедливому правосудию будущая судебная реформа должна быть направлена на тщательную систематизацию и координацию структуры гражданского судопроизводства. Определение обеспечения права на иск как верховной цели ГПК КНР — необходимая основа усовершенствования законодательства, а также актуальнейшая задача беспристрастного правосудия.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Гун Нань https://lawjournal.spbu.ru/article/view/4637 Критерии медиабельности конфликтов в юридической практике 2020-03-31T15:44:39+03:00 Борис Иосифович Хасан khbi@ippd.ru Юлия Олеговна Полещук julia23no@rambler.ru <p>В статье рассматриваются критерии медиабельности конфликтных ситуаций в юридической практике. Практика обращения к медиации только формируется в российской действительности, и очень важен вопрос ее имиджа в глазах и органов правосудия, и общественности. Положительный образ медиации необходим для повышения доверия к этому прогрессивному методу разрешения конфликтов у российских граждан. Для формирования такого образа необходима разработка критериев, позволяющих отделить медиабельные конфликтные ситуации от тех, в которых медиация неприменима и будет безуспешна. В статье предлагаются критерии определения переговорности и медиабельности конфликта. Они основаны на анализе современных источников, а также практики обращения к институту медиации. По мнению авторов, система критериев медиабельности должна основываться на критериях переговорности и последовательно складываться из показаний к медиации и препятствий для нее. К показаниям для медиации следует, кроме признания случая переговорным, относить невладение сторонами технологиями переговорных процессов и допустимый «порог» межличностных отношений сторон конфликта. Препятствием для медиации могут быть: высокая степень эскалации конфликта; критерии, связанные с личностными особенностями сторон; контекстные критерии. Чрезмерно высокой степенью эскалации конфликта (когда возможен вывод о немедиабельности случая) следует считать пороговое значение, превышающее 6-ю ступень по Ф. Глазлу. К критериям-препятствиям, связанным с личностными особенностями сторон, нужно отнести установку на решение вопросов вины, неспособность рационально интерпретировать конфликт с перспективой его разрешения. К контекстным критериям относятся обстоятельства, не связанные с самой конфликтной ситуацией и личностными характеристиками сторон, имеющие внешний объективный характер (прямые запреты, некоторые ограничения субкультурного типа).</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Борис Иосифович Хасан, Юлия Олеговна Полещук https://lawjournal.spbu.ru/article/view/6114 Мемориальные законы как инструмент легитимации власти 2020-03-31T15:44:39+03:00 Александра Андреевна Дорская adorskaya@yandex.ru Андрей Юрьевич Дорский a.dorsky@spbu.ru <p>В статье показаны использование мемориальной тематики в нормативно-правовых актах разных эпох начиная с XVII столетия и выделение мемориальных законов как особого вида законов в конце ХХ в. Предлагается авторское определение мемориальных законов как особого вида законов, которые регулируют общественные отношения, складывающиеся в процессе сохранения или преодоления памяти о конкретных исторических событиях, формируют позитивное или негативное отношение к ним и содержат диспозитивные или императивные нормы относительно возможности трактовки фактов и явлений прошлого. Раскрываются причины актуализации мемориального законодательства с 1990-х гг. в силу переживания памяти о двух мировых войнах, распада ряда государств, наметившегося межцивилизационного противостояния, сложившейся послевоенной системы мирового порядка, которая в настоящее время не устраивает целый ряд стран. Приводится типология мемориальных законов по субъекту права законодательной инициативы и по характеру закрепляемых норм. Показаны как виды, так и подвиды мемориальных законов. Статья содержит обзор и характеристику российских и зарубежных исследований, посвященных развитию и оценке мемориального законодательства. Особое внимание уделено анализу научных исследований в странах постсоветского пространства. Рассматриваются различные варианты использования мемориальных законов как инструмента легитимации власти: разрушение старого интеграционного пространства при распаде государств; построение нового единого политического, экономического, культурного пространства, которому могут мешать события прошлого; слабость государственной власти, которая стремится оправдаться за счет событий прошлого; национальный подъем и т. д.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Александра Андреевна Дорская, Андрей Юрьевич Дорский https://lawjournal.spbu.ru/article/view/4624 Политическая юстиция: сущность, генезис, эволюция 2020-03-31T15:44:40+03:00 Александр Петрович Евсеев apevseyev@gmail.com <p>В статье рассматривается феномен зависимости судебной ветви власти от политических властей, получивший название «политическая юстиция». Исследуются разнообразные формы проявления этого феномена в различных видах судопроизводства (международном, конституционном и уголовном). Помимо политизации правосудия, фиксируется также обратный феномен — юридизация политики, под которой понимают более активное прислушивание политических деятелей к позиции судебной власти и все более активное обращение политиков к правовым средствам достижения политических целей. Анализируются показатели судебной статистики, свидетельствующие о наличии обвинительного уклона как признака политизации судебной власти sui generis. Обращаясь к конкретным судебным процессам (в частности, над бывшими главами государств, политическими противниками правящей элиты и исламскими экстремистами), автор вычленяет разного рода процедурные уловки, к которым прибегают судьи при разрешении дел подобной категории. Выделяются позитивные и негативные моменты взаимодействия судов с законодательной и исполнительной ветвями государственной власти. Анализируются психологические феномены в поведении и сознании судей, сопутствующие политической юстиции, в частности так называемый феномен стратегического бегства, при котором судьи воздерживаются от принятия решений по резонансным делам, искусственно затягивая их рассмотрение. Констатируется распространенность ситуации, когда в структуре судебной власти мирно уживаются две параллельные системы: общегражданские суды и разного рода чрезвычайные трибуналы, занимающиеся политическими преступлениями. Делаются отсылки к практике Европейского суда по правам человека; последний констатировал политическую мотивированность ряда уголовных дел, ранее разрешенных национальными судами. В частности, характерной уловкой, к которой прибегают юристы в условиях политической юстиции, является придание закону обратной силы, т. е. введение уголовной ответственности за деяния, с формально-юридической точки зрения не признававшиеся преступными в момент их совершения.</p> 2020-03-31T00:00:00+03:00 Copyright (c) 2020 Александр Петрович Евсеев